Пробами пера

п.

Таким образом, египтяне нашли способ изображать не только предметы, но и глаголы и отвлеченные понятия. Они составили полный алфавит согласных и отвлекли от изобретений фонетические значения для передачи множества групп согласных. Но отчего они не оценили всей важности изобретения алфавита и не отбросили всего балласта прочих знаков, перейдя на чисто фонетическое алфавитное письмо? Причин было несколько. Происхождение знаков для одной и нескольких согласных было одно и то же, и они с самого начала стали употребляться безразлично это употребление удержалось и в силу свойственного египтянам консерватизма, и ввиду того, что оно в значительной степени облегчало чтение. Дело в том, что в египетском языке весьма много корней, имеющих общие согласные текст, написанный без гласных и без разделения слов, был бы совершенно неудобочитаем, и египтяне должны были удержать историческую орфографию, как это при аналогичных условиях делают англичане, так как орфографическая физиономия у отдельных слов оставалась индивидуальна, а пережиток идеографизма, так называемые детерминативы, кроме того, служили и для разделения слов. Эти «детерминативы» по большей части первоначально были знаками, употреблявшимися в своем идеографическом значении (например, рисунок дороги, дерева и т. п.). Им стали предпосылать фонетические знаки, если требовалось указать, какой из синонимов (например, из различных слов, обозначающих «дорога» и «путь») или из различных видов (например, какое дерево имеется в виду). Впоследствии по аналогии и для удобства египтяне сделали это употребление общим, изобретя «определители» для различных родов понятий или слов (например, для отвлеченных понятий – сверток папируса, для глаголов – вооруженную руку) и помещая их почти после каждого написанного фонетически слова. Кроме шрифта, идущего из глубокой древности и бывшего в обычном употреблении, египтяне иногда, а в поздние эпохи своей культуры и преимущественно, пользовались особенным, так называемым «энигматическим» шрифтом, еще в большей степени напоминавшим наши ребусы. Здесь старые знаки выступают с иными значениями, появляются новые знаки их сочетания нередко основаны на сложной игре остроумия, и для чтения требуется также немало усилий и остроумия.

Самым удобным и обычным материалом для письма в Египте был папирус, приготовлявшийся из сердцевины исчезнувшего теперь в Египте водяного растения (ег. па-пиур – «нильский»). Вынутую сердцевину разрезали на узкие продольные ленты, затем приготовляли из двух рядов перекрещивающихся и положенных под прессом друг на друга лент листы бумаги большей частью (16 на 40 см) светло-желтого или светло-коричневого цвета. Эти листы склеивали в длину, затем свертывали, и получался свиток иногда в несколько десятков метров длиной. Писали в эпоху и царств вертикальными, потом горизонтальными строками всегда от правой руки к левой. Только от очень поздней, большей частью от христианской эпохи дошли до нас первые попытки заменить свитки более удобной формой наших книг в кожаных переплетах. На папирусе написана едва ли не большая часть произведений египетской письменности, за немногими исключениями почти вся изящная литература, большинство произведений научного и делового характера. Материал этот был хрупкий, что, впрочем, не помешало ему пережить тысячелетия и дойти до нас ввиду своей хрупкости он иногда заменялся более плотным и, по представлению египтян, более древним и почтенным – кожей, которая в то время еще не достигала тонкости и изящества пергамента и дошла до нас по меньшей мере не в лучшем виде, чем папирус. Мы знаем, что велел написать свои «Анналы» на коже и передать на хранение в храм, легенды рассказывают о падении с неба кожаных свитков с планами храмов и т. п. Дошло до нас немного египетских рукописей на коже.  Отдельные главы «Книги мертвых» писали также на погребальных пеленах, холсте. Наконец, дороговизна папируса заставила прибегать к черепкам сосудов, а в Фивах и их окрестностях до Эдфу – к обломкам прекрасного и удобного для письма и рисования известняка, до сих пор валяющимся здесь в изобилии. Эти так называемые остраконы (остраки) имеются в изобилии в различных музеях и исписаны не только счетами, списками, пробами пера, рисунками, но нередко и интересными литературными и религиозными отрывками, будучи в этом отношении совершенно подобны папирусам. Они дошли до нас от всех эпох, начиная с Нового царства до арабской эпохи включительно. Особенно много среди них писем и деловых документов демотических, греческих и коптских. Камень, в виде отдельных плит или стен храмов, был материалом для документальных иероглифических надписей, для увековечения событий или для религиозных текстов. Иероглифические надписи имеются и на пьедесталах, подставках и даже самих корпусах статуй царей, богов, деятелей и частных лиц.

Этим не исчерпывается перечень предметов, на которых писали египтяне, – они покрывали надписями и саркофаги, и скарабеи, и амулеты, и статуэтки, и ткани, и предметы культа и домашнего обихода, вообще все, что подавало к писанию повод и предоставляло место.